Святой Владимир Великий.

Святой Владимир Великий.

Святой Владимир Великий.

«Придите верны, споем духовную песню и превознесем Христа,
который свет прославил честного Владимира Великого князя »
(Канон утрени праздника).

Святой Владимир

Между большими и светлыми мужами нашей княжеского государства святой Владимир Великий, как солнце, сияет своей бессмертной славой, величием и заслугами. В истории Руси-Украины он записан золотыми буквами не только как мощного и разумного правителя, но прежде всего как крестителя, просветителя и ревностного апостола христианской веры. Святая вера, которую он принял в византийском обряде, становится со временем сердцем и душой нашего народа и государства. Она становится сильной нравственной основой нашего народа, основой нашей культуры, обычаев и обрядов. Она всегда была большой нравственной силой для нашего народа, прежде всего в дни горя и руины. Той христианской верой наш народ долгие-долгие столетия жил и крепился, той же верой он и сегодня живет и крепится в неволе безбожного коммунизма. И в том как раз большая заслуга святого Владимира Великого, дал нашему народу ценный клад святой веры. Он вечно будет жить в сердце нашего народа как его креститель, апостол и святой.

ВЛАДИМИР ВЕЛИКИЙ — крестителЬ Руси- Украины

Христианская вера не была чем-то чужим и неизвестным для Владимира Великого. В Киеве уже при князе Игоре были христиане, имели свою церковь. Христианкой была его бабка, святая княгиня Ольга, его воспитывала. Святая Ольга по разным причинам не решилась ввести Христову веру в своем государстве. То, чего она не сделала, совершил ее внук — Владимир Великий. Он не только сам принял святое Крещение, но окрестил весь наш народ. Тем актом он приравнял наше государство с христианскими народами Востока и Запада.

Князь Владимир решился принять святую Веру с Запада, а с Востока, в византийском обряде, а как с Византией, так и с Болгарией его связывали тесные политические, культурные и экономические отношения. Он почувствовал своей душой, что христианская вера в византийском обряде лучше соответствует психике и ментальности нашего народа. Кроме того, эта вера принесла с собой богослужбу и святые книги понятной для народа языке. Владимир Великий, как подает наша летопись, крестился в 988 году и на святом крещении получил имя Василия.

Крестившись сам и уничтожив языческие идолы, князь Владимир в первую очередь окрестил своих двенадцати малолетних сыновей в источнике на месте, что сегодня известно в Киеве под названием Крещатик. По его приказу крестился столичный город Киев и весь народ. «Он приказал, — говорит митрополит Иларион, — по всей своей земле креститься во имя Отца и Сына и Святого Духа, чтобы явно и громко славилось по всем городам имя Святой Троицы, и чтобы все стали христианами: малые и большие, рабы и свободные, молодые и старые, бояре и простые, богатые и убогие. И ни один мужчина не противился его благочестивому повелению. Крестились, если кто-то и не из любви, то из страха к тому, кто приказал … И в одно время вся наша земля стала славить Христа с Отцом и Святым Духом … Он обратил с ложного пути идолопоклонства не одного человека, не десять городов, но всю свою область «(Митр. Макарий. История русской церкви, Τ. И, с. 5 ).

Святой Владимир Великий отошел к вечности 15 июля 1015. Его похоронили в Десятинной церкви, в часовне святого Климента, где уже покоилась его жена Анна, умерла еще 1011.

ВЛАДИМИР ВЕЛИКИЙ — апостол святой веры

Владимир Великий не только принял святую веру и окрестил весь народ, но также стал ее ревностным апостолом, его главная задача после крещения — это дело церковной иерархии, священников, строения Божьих храмов и христианского просвещения. В 989 году, то есть на следующий год после своего крещения, он приступает к устройству церкви в честь Успения Пресвятой Богородицы, которую называли также Десятинной, так как на ее содержание он назначил десятину своих княжеских доходов. Той церковью он начал строительство Божьих храмов в Киеве и по всей Руси. Митрополит Иларион в своем «Слове» говорит: «По всей русской земле он пожал церкви Христовы и поставил ему служителей». А монах Иаков, современник преподобного Феодосия Печерского, в своей «Похвале» в честь князя Владимира пишет: «Всю русскую землю и все города он украсил святыми церквами».

Христианская вера имела особенно благотворное влияние на сердце, душу и характер Владимира. Он той верой проникается к глубины, ею живет и ее практикует в повседневной жизни, его биографические единодушно подчеркивают, что христианская вера изменила его жизнь. Монах Иаков говорит о нем: «Блаженный князь Владимир всем сердцем и всей душой Бога полюбил и заповеди ценил и сохранял». Прежде всего видно его любовь к ближним, которая проявляется прежде всего в различных проявлениях милосердия. Митрополит Иларион в «Слове» так прославляет его благотворительность: «Ты давал милостыню тем, что просили, надевал нагих, кормил голодных и жаждущих, помогал больным, выкупал должников, освобождал рабов. Твои щедроты и милостыни и сегодня люди вспоминают». А монах Иаков говорит: «Я не могу описать все его милостыни. Он не только в доме творил милостыню, но и по всему огороде. И не только в одном Киеве, но и по всей русской земле».

Праздник  святого Владимира Великого

Никоновская летопись свидетельствует, что Владимир «показал много хороших дел, правду, долготерпение, любовь, смирение, милосердие, а к Богу и божественной веры горел духом, как огонь, и был очень страшным для тех, которые не верили в Господа Иисуса».

Святий Володимир

«Все современные источники соглашаются, — говорит проф. М. Чубатый, — что после крещения Владимир совершенно изменил свою предыдущую жизнь и проникся евангельскими правдами милосердия и любви к ближнему. Свои богатства обращал он не только на государственные нужды и на строительство церквей, но также на помощь бедным, больным и вдовам «(История христианства на Руси-Украины, Т. И, с. 279).

Наша Церковь в богослужении на праздник святого Владимира прославляет его лучшими похвалами. Здесь он превозносится как «второй Константин словом и делом», «истинный проповедник», «корень правоверию», «начальник благочестия и проповедник веры», «второй Павел», «уничтожитель идолов», «равноапостольный», «светильник светлый» , «славный Христов угодник», «ревнитель апостолам», «преблаженний Отец» и «Учитель, которым мы Христа узнали».

На стиховне вечерни мы обращаемся к нему: «Радуйся, русская похвала, радуйся верных правителю, радуйся божественный Владимир, наш начальник, радуйся веры забрало, радуйся чудо чудес преславное, и для прибегая тихое пристанище, радуйся всесвятой камня веры и молящихся за тех, кто тебя воспевают и верно величают «.

КУЛЬТ ВЛАДИМИРА ВЕЛИКОГО

Хотя Владимир Великий еще при жизни слыл крестителя и просветителя Руси, все же после смерти его имя долгое время не был внесен в список святых, и он не имел своего праздника. Главной причиной было то, что при его могилы происходили чудеса, которые являются необходимым условием канонизации. Монах Иаков в своем Похвале защищает Владимира: «Не удивляйтесь, дорогие, когда он не творит чудес после смерти, потому что многие святые праведников дилалы чудес, а они святые». И по святым Иоанном Златоустом он повторяет, что «святого человека можно узнать по его делам, а не по чудесами».

Неизвестный автор Похвалы в честь Владимира с середины XII в. жалуется на своих современников, поскольку Владимир не только не имеет праздника в день своей смерти, но даже молитвы не произносят его.

Ипатьевская летопись под 1229 годом, вспоминая Владимира, называет его «Большой» и тем дает знать, что тогда его еще не почитали, как святого. Ни в одних синодиках, то есть списках святых домонгольского периода нет имени Владимира.

Празднование дня смерти Владимира было установлено где-то после 1240 году, но не в Киеве, а в Новгороде. Новгородская летопись под 1240 годом говорит, что 15 июля, то есть в день смерти Владимира, князь Александр Невский получил выдающуюся победу над шведами на реке Неве. Если бы тогда Владимира уже почитали как святого, то летописец вероятно вспомнил его и ту победу приписал бы его покровительству. А между тем он пишет, что князь Александр победил шведов «силой святой Софии и молитвами Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, в 15 день месяца июля, в день святых Кирика и ЮЛИТА, в воскресенье Собора 630 святых отцов, что в Халкедон».

И как раз с той возможности, что князь Александр Невский победил шведов в день смерти Владимира Великого, в Новгороде 15 июля установили его праздник.

В Новгороде не могло быть и речи о чудесах при его гробе, поэтому можно считать, что его праздник установлен не как чудотворцу, но как равноапостольному Крестителю Руси. Ипатьевская летопись под 1254 годом уже называет Владимира святым. А Лаврентьевская летопись под 1263 годом упоминает о празнування его памяти как святого. В 1311 году новгородский архиепископ Давид построил церковь в честь святого Владимира Великого на одной из ворот своего Софийского кремля.

Мощи святого Владимира Великого покоились в мраморном саркофаге под руинами Десятинной церкви от 1240 до времен киевского митрополита Могилы. В 1635 году, восстанавливая Десятинную церковь, митрополит нашел в ее руинах мощи. Председатель святого Владимира митрополит Петр Могила дал в Киево-Печерской церкви. Немного мощей послал в дар московскому царю Михаилу, а последний передал его в Успенского Собора в Москве. А кисть руки П. Могила оставил в соборе святой Софии в Киеве.

Мощи святого Владимира

Историк М. Чубатый подает очень точную характеристику личности святого Владимира Великого. «Лицо святого Владимира Великого, — говорит он, — пожалуй, единственная перешла со всеми вариантами его жизни в устное народное словесность как чрезвычайная фигура Властелина двух лиц. Владимир — сильный, справедливый обладатель Русского государства, что при помощи своих рыцарей-помощников и героев хранит в государстве порядок, истребляет всякие преступления и нарушения прав и справедливости. Это защитник родины перед внешними врагами. В устной словесности тоже второй Владимир, святой, богоугодное и милосердный, друг бедного народа. Этот второй Владимир — «солнышко ясное», отец всего народа , овеянный духом Евангелия не на словах, а на деле. Он истребляет нужду и божество в своей стране. Это социальный реформатор не в принципе ненависти человека к человеку, не в теории борьбы классов без основ христианской любви, это социальный реформатор, устраняет нужду, нищета и недостаток в своей стране для Бога и во имя справедливости и евангельского братолюбия «(История христианства на Руси-Украины, Τ. И, с. 287).

Владимир Святой биографический очерк

Материал взят с: Княжеский период на Руси: портреты элиты. Войтович Л.В. — Белая Церковь: Изд. А.В. Пшонкивский, 2006. — 784 с. ISBN 966-4585-52-4
Библиографию можно найти там же.

Родился не позднее 963 г.., Так близко 978-79 гг. У него уже была жена олова. Происхождение его матери Малуши, дочери Марка Любечанина и ключницы княгини Ольги неясно. Версия А. Шахматова о тождестве Марка Любечанина с древлянским князем Малом не выдержала проверки временем и сегодня нет сторонников. Так же маловероятно, что Малуша была дочерью местного любечского династии, взятой в заложницей Ольгой. Ключники, как и другие княжеские дворяне, несмотря на своем имущественном положении, юридически принадлежали к рядовичей или холопов. Поэтому получается, что Владимир был бастардом, права которого были признаны его отцом Святославом.

Деятельности Владимира Святославича посвящена огромная литература, но многие вопросы остаются дискуссионными. В 970 г.. Владимир был посажен отцом в Новгороде, где от его имени управлял брат его матери Добрыня. Последнему удалось быстро найти общий язык местной знатью и даже расширить влияние Новгорода, положив начало завоевания эстонских территорий. Как свидетельствует «Хеймскрингла» Снорри Стурлусона, викинг Сигурд Эйриксон, который был на службе у новгородского князя Владимира, собирал для него дань в земли эстов.

Но сообщения о гибели Олега и ликвидации Древлянского княжества застало Добрыню врасплох. Он бежал с Владимиром в Швецию. Там он договорился о поддержке с одним из варяжских вождей и скрепил эту сделку брака его дочери Олово с Владимиром. В конце 979 г.. Владимир вернулся в Новгород. Началась подготовка к войне с киевским князем. Зимой 980. После неудачных переговоров о союзе с полоцким князем, который должен был быть скреплен браком Владимира с Рогнеда Добрыня выступил против Полоцкого княжества. Полоцк был взят. Семья князя Рогволода была уничтожена, а несчастная Рогнеда стала женой Владимира. В такой способ было «узаконено» присоединение Полоцкого княжества.

Похоже, что Добрыня сумел использовать недовольство языческой оппозиции религиозной политикой Ярополка, а кроме того переманил на свою сторону главного Ярополка воеводу Блуда. Ярополк покинул Киев и закрылся в Родни. По дороге на переговоры с братом был коварно убит. Владимир остался единственным претендентом на киевский престол. Варяжская жена хотела поступить с Киевом как с завоеванным городом, но Киев признал Владимира и открыл ворота. Тогда варяги потребовали выкуп «по 2 гривны с человека». Добрыня сначала попытался собрать деньги за счет налога, а затем, рассчитавшись со старшей женой раздачей бенефиций, наиболее буйные ватаги отослал в Византию на службу к императору Василия II. Последнее означало, что новая киевская власть продолжала ориентацию предыдущего правительства на союз с Византией.

Первыми мероприятиями Владимира и Добрыни была попытка консолидировать племенные княжества вокруг Киева. Опираясь на антихристианскую партию, которая способствовала их победе, они пробовали собрать в Киеве пантеон главных языческих племенных богов- Перуна, Хорса, Даждьбога, Стрибога, Симаргла, Мокошь, Велеса. Конечно, главное место занял Перун-Один, покровитель династии, боярства и жены. Ему было установлено величественную статую с серебряной головой и золотыми усами. Подобное капище сводил в Новгороде Добрыня. Приносились и человеческие жертвы, в первую очередь христиане. В 983 г.. Погибли христиане-варяги Иоанн и Федор.

Одновременно шло развитие городов, в первую очередь Киева и Новгорода. В Киеве «град Владимира» занял площадь около 10 гектаров, тогда как старый «град Аскольда» имел площадь ок. С га. Это строительство продолжалось до самой смерти Владимира достаточно интенсивно. В 981 г. «. Идет Володимер на Польшу и взя грады их Перемышль, Червен и иныа грады иже есть под Русью». Очевидно собраны для борьбы с Ярополком мощные военные силы нуждались приминення их в действии. Кроме того, победители спешили продемонстрировать своим сторонникам в Киеве возрождения завоевательной политики Святослава, которую поддерживала языческая партия.

Польский князь Мешко I, которому, наверное, удалось сделать своими вассалами в хорватских и волынских племенных княжеств, в то время в союзе с чешским королем Болеславом, баварским герцогом Генрихом, маркграфом Северной марки королем И датским конунгом Харальдом Синезубого повел войну против германского кайзера Оттона ИИ . Одновременно польский князь воевал против лютичей. Владимир вступил в согласие с противниками поляков, или по крайней мере с одним из них, и начал наступление на Волынь и Сан.

В Иоакимовому летописи: «Владимир Имея с Месчем, князем ляхов и ленчан, войну и воеводы Владимира двократ победиши их, но он НЕ престает воюя землю даже в горын. Сего ради Владимир шед сам и при реце висе (мню выражение) тако победи, что Месч эссе воинство погуби, едва сам спасеся, а предниы его мужи все плененьи быша, и Владимир вся грады ляцкия заят. Месч же испросы мир у Владимира отдай ему пять градов, Владимир же даде ему мир и дань погодную на ляхи возлож. »

Польская наука в свое время безумно атаковала фрагменты ПВЛ и сообщения Длугоша об этой войне. Была даже попытка доказать, что Перемышль запутан с перемыли на Стыре, но раскопки А. Ратич в 1963-64 гг. Опровергли эту версию: Перемиль возник не ранее XI в. . Приходится констатировать, что кампания 981р. закончилась присоединением в Киев земель в Побужье, включая т. н. «Червенские град», и Посанни, то есть племенных волынских княжеств и хорватского Перемышльского княжества, а также, возможно, и хорватских княжеств в Верхнем Приднестровье, столица одного из которых Стольско была разрушена киевскими войсками. Западная граница в этом регионе совпало с малозаселенной полосой лесов, которая служила разделом между лехитськимы и волынскими и хорватскими племенами.

Успех Владимира связан также с тем, что ему удалось найти общий язык с отдельными из местных племенных князей. Об этом свидетельствует появление среди его жен двух «чехонь»: Мальфрида и Адели. Для закрепления Волыни здесь была заложена крепость Владимир, которая в 988 г.. Упомянута как новый центр края.

В 981-82 гг. Владимир вернул в зависимости земли вятичей, которые, наверное, воспользовались ослаблением Киева и снова стали независимыми.

В 983 г.. Киевский князь начал войну с ятвягами. Окраинное прусская земля Ятвягии (Судовия) занимала пространство между средним течением р. Неман и вершиной р. Нарев. В X в. ее южные границы доходили до истоков Припяти и Брестского Побужья, где пересекались с славянской колонизацией. Ятвягии в Хет. была торговым партнером России и, наверное, через Припять связывалась с днепровской торговлей.

В 944 г.. В составе посольства Руси был ятвягов — посол Гуннара, одного из ленных обладатели ,, Война Владимира с ятвягами была войной за закрепление в Бугско-Неманский междуречье и истоках Нарев. Ятвяги были разбиты и часть их была вынуждена к уплате дани. Результатом этой войны было появление крепости Брест, который уже в XI в. стала городом и центром волости. Победа над ятвягами была пышно отпразднована в Киеве и закончилась языческой оргией с человеческими жертвами. Война с ятвягами была также одним из ключевых эпизодов новой политики киевской власти-расширения западную границ и закрепление на новых землях.

Достигнув определенных успехов на Западе, киевское правительство (который, после того, как Добрищ остался наместником в Новгороде, фактически возглавлял сам великий князь) сосредоточился на восточных проблемах. В 984 г.. Владимир послал войско против радимичей. На р. Песчаные воевода Волчий Хвост разбил войско радимичей. Племенное княжество радимичей было ликвидировано. В дальнейшем земля радимичей как отдельная политическая единица уже не выступает.

В 985 г.. Владимир Святославич выступил против Волжской Булгарии. Это была мощная государство, через которое проходили основные торговые пути с мусульманским миром и Дальним Востоком. Похоже, что Владимир пытался произвести ошибку отца. который не упустил случая закрепиться в ключевых пунктах, которые контролировали восточную торговлю. Добрыня привел новгородско-ростовскую рать. Война продолжалась с переменным успехом и скоро обе стороны согласились на мир. Условия его устраивали больше Булгар, потому булгары клялись, что «тогда не буди между нами мира, эгида камень начнет по воде плавать, а хмель погрязнуть». Мир с Булгарией был скреплен очередным браком Владимира Святославича. Волжская Булгария, для которой транзитная торговля между Востоком и Западом была одним из важнейших компонентов экономики, старалась эти отношения укреплять. Через год с Булгара прибыло посольство с предложением обсудить возможность принятия Киевской Русью мусульманства. Однако неопределенность. очевидно торговые, между обеими сторонами продолжали существовать, о чем свидетельствуют, сохранены Никоновской летописи, сообщения о военных походах в 994 и 997 гг., а также информация В. Татищева о заключении в 1006 нового соглашения, которое регламентировало булгарско-русскую торговлю, защищая от конкуренции интересы русских купцов и запрещая болгарским купцам розничную торговлю в селах непосредственно с тиунами, верующими, огнищанами и смердами. При этом, как практиковалось в Византии, купцы обеих сторон должны были иметь особые грамоты с печатями, где были указаны города, в которых им разрешалось торговать.

После завершения войны с болгарами в 985 г.., Спустившись вниз по Волге, Владимир довершил разгром остатков Хазарского каганата. Но в устье Волги распоряжался уже наместник хорезмшаха Абу Абдаллах Мухаммад, поволжские хазары перешли в мусульманство. Союзники Владимира огузы разорили часть хорезмийских факторий. Итиль был полностью разрушен, Семендер и другие города сожжены. Позиции хазар на Дону перешли в Тмутаракань, но в устье Волги и на берегах Каспия закрепиться не удалось.

Завершая политическое объединение восточнославянских племен, Владимир Святославич не мог не видеть неудачи попытки создания общих русского пантеона языческих богов, который был призван служить идее духовного объединения. Культ Перуна-Одина, навязанный военной партией как верховное божество пантеона, наверное, скорее напоминал присоединенным в Киев племенам о поражении их божеств. Поэтому киевский князь все больше склонялся к принятию одной из мировых религий. Христианство со времен Аскольда пустило глубокие корни в различных слоях киевского населения.

Хорватские княжества, которые ранее находились в сфере влияния Великой Моравии, а также, возможно, часть волынских племен, были уже частично или полностью христианизированных. Верхушка Древлянского княжества тоже была благосклонна к христианству. Принятием христианства Владимир вводил Киевскую Русь в орбиту цивилизованных стран и решал проблемы стратегически важного союза с Византией. Подготовка к этой реформе проходила в 986-987 гг. Владимир надеялся мирным путем добиться равноправных отношений с Византией. Скрепления такого союза браком с византийской принцессой поднимало престиж киевского князя и значительно укрепляла его программу проведения религиозной реформы.

Язычники в Киеве сохраняли сильные позиции. В свое время попытки введения христианства закончились потерей власти для Аскольда, Ольги и Ярополка. Жестокие репрессии против христиан в первые годы правления Владимира только укрепили языческую партию. Это тоже должен учитывать Владимир. Ему нужен был весомый внешнеполитический успих- равноправный союз с Византией, которого так добивались его предшественники. Он послал на помощь императору Василию II шеститысячную корпус, который в 988 г.. В битве под Хрисополя помог разбить узурпатора Варда Фоку. Промедление империи в исполнении договоренности заставили Владимира к походу против Херсонеса — главного опорного пункта Византии в Крыму. Получение сильно укрепленного Херсонеса летом 988 г.. При помощи священника Анастаса (который, возможно участвовал в предварительных переговорах, где шла речь о принятии христианства), который пустил стрелу с запиской, в которой указывалось расположение городского водопровода, завершилось союзной соглашением, браком Владимира с Анной, сестрой императоров Василия II и Константина VIII.

По новой мирным соглашением отношения между обеими сторонами стали не только равноправными, но и союзными. С тех пор отношения между обеими землями, особенно в культурной и духовной сферах, были тесными вплоть до падения самой Византии. Можно утверждать, что Русь с этого времени стала частью Византийской православной цивилизации. Византия получила постоянный шеститысячную русский корпус, который в 991-995 гг. Сопровождал Василия II во всех походах. В 999 г.. Корпус особенно отличился при взятии Шейзара, Рафанеи и Эдессы, что было отмечено арабским хронистом из Антиохии ибн Яхья. Отличился корпус и при завершении завоевания Болгарии.

Главным же результатом Херсонесского войны было принятие христианства на Руси.

До сих пор продолжается дискуссия относительно первого митрополита Руси. На мой взгляд наиболее аргументированной выглядит версия М. Брайчевского, что митрополиты Михаил Сирин и Леон, которые открывают все известные списки, были поставлены во времена Аскольда. С того периода Византия постоянно посвящали киевских митрополитов. Во времена Ярополка этот престол занимал Феофилакт Севастийский. Где-то около 990-992 г. Митрополитом был поставлен Иоанн, при котором и был введен Церковный устав Владимира. Похоже, что в 988-989 гг. Феофилакта уже не было и киевская кафедра оставалась пустой. Иначе митрополит неизбежно участвовал бы в крещении страны. Кажется, что тогда управлял делами церкви пресвитер Анастас Корсунянин, которому было доверено и Богородичную (Десятинную) церковь. Можно согласиться и с другой догадкой М. Брайчевского о существовании на Руси до реформы Владимира нескольких епископских кафедр, в том числе в столице (или Переяславе), Новгороде, Ростове, а также, возможно, и в Белгороде, Чернигове и Владимире-Волынском. О реальности существования новгородского епископа Иоакима (Якима Корсунянина), который упоминается в списках новгородских епископов и смерть которого эти летописи датируют 1030, сомнений нет. Он мог быть и автором летописи, часть которого сохранилась в более позднем фальсификате. Фрагмент рассказа песней от первого лица («Мы же стояху на торговой спране, дыханием по торжисчам и улицам, учаху люди, елико можаху …»), которая содержит живые и детальные подробности насильственного крещения Новгорода наместником Добрыней и киевским тысяцким Путяту, который привел ростовскую жену, очевидно, после предыдущего похода в эту землю (о чем также сохранился отголосок в более поздних источниках), с именами посадника Воробья Стояновича, угоняют и других достаточно образный («Путята крестил мечом, а Добрыня огнем») и вероятен. Если этот рассказ не принадлежала самому епископу Иоакиму, то ее автором был священник из его окружения. В определенной степени подтверждает ее и Никоновская сведения в рассказе о двух попытках крещения новгородцев. Во время первой попытки, наверное, была поставлена ​​церковь Преображения, которую новгородцы уничтожили. Несомненно: утверждение христианства, особенно среди разноэтничного населения окраин Киевской Руси, происходило не без насилия.

Вместе с трофеями из Херсонеса были вывезены мощи св. Климента и св. Фива. Климент и был третьим римским епископом (88-97), которого сослали в Херсонес, где он закончил свои дни ок. 103 г.. (Якобы был привязан к якорю и утоплен в море). УIV ст. на его могиле была поставлена ​​церковь, которая по мере наступления моря оказалась на небольшом острове. Со временем церковь оказалась брошенной, а имя одного из первых римских пап забылось. Только приезд св. Кирилла-Константина в 861 г.. Привел к торжественному переноса останков св. Климента в главный храм. Процессию возглавляли херсонитський архиепископ Георгий и стратигу Никифор. Именно благодаря создателю славянского алфавита св. Кириллу и св. Климент стал одним из самых почитаемых святых в Киеве. Его мощи погибли во время разгрома Десятинной церкви в 1240 (легенда о переносе св. Кириллом останков Климента в Рим неправдоподобна). Св. Фивы был учеником св. Климента и одним из подвижников раннего христианства, умер в Херсонесе. Некоторые ученые сомневаются, что мощи св. Климента, которые хранились в Десятинной церкви, действительно принадлежали одному из первых римских пап. Они указывают на возможность ссылки св. Климента в Херсонес Фракийский. Мне кажется, что в большинстве случаев, когда отсутствуют источники, следует отдавать предпочтение традиции.

Вернувшись из Крыма, Владимир провел и реформу местного управления. Вместо племенных князей в большинстве земель были посажены наместниками его сына. Из значительных центров князей-наместников не было только в Чернигове и Перемышле. Возможно там в то время еще оставались князья из местных племенных династий. Эта реформа Владимира была направлена ​​на ликвидацию местных династий и преобразования Киевской Руси на централизованное государство, возглавляемую императором из династии Рюриковичей. Поэтому новые административные единицы имели бы не совпадать с границами бывших племенных княжеств, но в конечном итоге именно в этом она оказалась нерадикальной и по сути начала раздробление страны на удельные княжества во главе с Рюриковичами.

Принятие христианства ускорило процесс строительства. Византийские мастера принесли самую современную для того времени технику каменного зодчества, искусство мозаики и фрески. Пошел широкий культурный обмен с Византией, которая оставалась наследницей древних традиций. Значение этого обмена трудно переоценить. Кроме строительства Десятинной церкви, каменного княжеского терема, установленные на Подоле квадриги лошадей и Двух медных статуй, вывезенных из Херсонеса, сводились десятки храмов и новостроек, о которых потом вспоминал Титмар Мерзебургский.

Одновременно началось широкое строительство укреплений, прежде всего для защиты столицы с юга, где ее могли угрожать кочевники. Начала строиться Стугненська линия обороны, за ней — поросский. Киев прикрыла сетка укрепленных городов. В 989 г.. Было Заключен Васильев (назван в честь христианского патрона князя Владимира), в 990 г. Белгород. Для обороны южных границ была организована система залогов.

Сохранился целый эпос о героизме этих богатырских застав. В их числе былины о ь Муромца, Алеши Поповича, Добрыню Никитича (по которому можно видеть реального Добрыню Марковича, дяди князя Владимира). В числе таких богатырей и Ян Усмошвец, прославившийся при обороне Переяслава от печенегов в 992 г.. По Никоновской летописи Ян Усмошвец за свой подвиг вместе с Алексеем Попович были взяты в княжескую дружину. В 1001 и 1004 Ян дважды разбил печенегов. Не исключено, что знаменитые Змиевы валы, загадка которых не раскрыта, начали сооружаться при Владимире.

Владимир начал долгий и сложный процесс замены веча, как органа верховной власти на Думу, похожую на византийский синклит. Дума, как и синклит, включала высших сановников государства и была совещательным органом: «думала» вместе с князем «в строй земельным и в ратех, и в уставы земелным». По византийским примером Владимир включил в этот орган «старцев градских», добиваясь слияния земельной и военной знати. Но институт веча, особенно в городах, остался существовать и превратить Киевскую Русь в монархию византийского образца не удалось. Рудименты военной демократии здесь сохранились надолго.

Утверждение христианства как официальной религии также стимулировало развитие образования приток книг, появление скрипториях, а дальше и литературы.

Только во внешней политике после утверждения христианства не произошло существенных изменений. В 992 г.. Владимир выступил против хорватов. Похоже, это были хорватские княжества на левом берегу Днестра с центром в Теребовле и на Верхнем Пруте. Эти территории не хотели признавать превосходство Киева и, как свидетельствуют археологические исследования Б. Тимощука, большинство их градов погибло. Польские ученые выдвигали версию будто речь шла о повторном поход на Перемышль. Но этой версии противоречит завещание королевы Оды (992-996), где сказано, что Польша граничит с землей Прус, «usque in locum dicitur Russe et fines Russe extendente usque in Cracoa et eb ipsa Cracoa usque od flumen Oddere» («к месту, которое называется Русь, и по границе Руси, простирается в Краков, и от самого Кракова в реки Одры »). Так же маловероятны версии относительно похода Владимира в Закарпатье. Во время похода пришло сообщение о нападении печенегов на Киевскую и князь вернул войско назад. Из Закарпатья это было бы нереально. Кроме того нападение печенегов могли организовать днестровские хорваты и дружеские им тиверцы.

Для экономики Киевской Руси, после установления тесных связей с Византией, огромное значение имел транзитный путь из Булгару через Киев на Перемышль-Краков Прагу-Регенсбург. Князь Владимир бросил большие силы, чтобы обеспечить безопасность этого пути от разбойников. Против них действовал даже былинный Илья Муромец, который уничтожил атамана разбойников, которые, наверное, грабили купеческие караваны в муромских лесах («Соловей Разбойник»). Как свидетельствуют источники, ватаги разбойников были рассеяны, а часть из них казнена.

Долго и упорно велась борьба против печенегов. 3990 г.. Печенеги начали активно дергать русские границы. В 992 г.. Под Переяслав на Трубеже русская рать нанесла печенегам поражения. Но в 996 г.. Сам князь Владимир чуть не попал в плен печенегов и не разделил судьбу отца. В 997 г.. Печенеги осадили Белгород. В 1000 Алексей Попович разбил печенегов, ошибочно названных Никоновской летописи половцами. В 1001 войско, возглавляли Алексей Попович и Ян Усмошвец, разбило печенежского хана Радмана и взяло в плен трех его сыновей. В 1004 княжеская дружина пришла на помощь Белгороду. Печенеги отступили, в их лагере началась междоусобица, хан Темир был убит родственниками. В 1008 послан польским королем Болеславом Храбрым монах-миссионер Бруно решился на проповедь христианства среди печенегов. Чтобы обеспечить его безопасность был осуществлен обмен заложниками, причем с киевской стороны главным заложником был князь Святополк Владимирович. Однако решить печенежскую проблему до конца Владимир так и не смог.

В 995 г.. В Норвегии после гибели ярла Хакона к власти пришел Олаф Трюггвасон, потомок Харальда Прекрасноволосого, которого связывают с князем Владимиром «Сага о Олафа Трюггвасона» монаха Одда сына Снорри с Тингейрарського монастыря в Исландии (нач. XIII в.), «Обзор саг о конунг Норвегии» неизвестного клирика из Тронхейма (ок. 1190), «Красивый пергамент» (ок. 1220). Саги рассказывают романтическую историю как юный принц был продан в рабство разбойниками, которые захватили его лодьях. Затем он попал на Русь, был выкуплен своим дядей Сигурдом, который служил при дворе Владимира, когда тот был еще новгородским князем. Когда мальчик на базаре напал на своего мучителя и открылось его происхождения, Владимир взял его к своему двору. Олаф долго служил в киевском войске, а затем участвовал в походах викингов в Дании, Греции, Ирландии, Уэльс и Шотландию, не раз возвращался на Русь, где его принимали как дома. Став норвежским конунгом, Олаф И предпринял попытку ввести христианство. При нем христианство приняли и в Исландии. Деятельность короля Олафа Трюгвасон (995- 999), которому при помощи бондов Треннелаге сбросить узурпатора ярла Хакона, нашла отражение и в других норвежских источниках.

Союз Владимира с Олафом получил противодействие в Швеции. Сын ярла Хакона Эйрик нашел приют при шведском дворе. При поддержке шведов Эйрик совершил набег на Ладогу, которую ему удалось взять и сжечь «и делал он это из мести и ненависти к Олафа». Встревоженный Владимир выступил с войском в Новгород, но Эйрик отплыл в о. Саарема, а дальше поплыл по направлению к Дании. Союз датчан со шведами, который сформировался после брака Свейна Раздвоенная Борода со шведской королевой Сигрид гордячку, был направлен против союза Норвегии и Киевской империи.

Возможно в Швеции была особая основание для конфронтации с Владимиром. Сохранилась легенда о шведском принца, который помог Владимиру получить столицу Волыни — Волынь. Под 1002 Никоновская летопись сообщает о смерти Мальфрида (Манфреда) Сильного. Почему он попал в летописи? Может это был именно этот шведский претендент, служил в киевском войске? Датско-шведский союз решил судьбу Олафа I. Он погиб в 1000 и ярлы завладели Норвегией в 1016

В начале XI в. стали нормализоваться отношения с Польшей. Способствовала этому и миссия проповедника Бруно (ок. 970- 1009), который в 1008 пробовал обращать в Христианство печенегов. Похоже, что тогда удалось добиться соглашения, скрепленного браком Святополка Владимировича с дочерью Болеслава Храброго. Интересно, что именно Святополк Владимирович был заложником у печенегов на время миссии Бруно. С польской принцессой в Туров ко двору Святополка прибыл и колобжегський епископ Рейберн. Некоторые исследователи относят этот брак к более позднему времени, но не позднее 1012

В 1013 Болеслав совершил неудачный поход на Русь. Возможно, что это была реакция польского князя на перемены политики Владимира и его сближение с Германской империей после 1012, что грозило Польши. Болеслав стал поддерживать сепаратистские настроения своего зятя. Тогда Владимир арестовал и заключил Рейберн я Святополка перевел в Вышгород, поближе к себе и подальше от Польши. После этого Болеслав прибег к союзу с конунгом Кнудом Сильным, который объединил под своей властью Данию, Англию и Норвегию. В свою очередь Владимир вступил в союз с чешским князем Олдрихом (1012-1033, 1034). В 1014 Олдрих решительно отказал Болеслава Храброго в помощи против немцев и даже задержал главу его посольства наследного принца Мешко. Дружеские отношения сложились у Владимира и с венгерским королем Стефаном (1000-1038). Никоновская летопись сообщает о венгерском посольстве в Киев в 1000 Этот союз был скреплен браком дочери Владимира с двоюродным братом короля герцогом Ласло Саром.

Проповедник Бруно, который прибыл в Киев в 1008, был близок еще и ко двору германского императора. Кроме миссии польского короля он имел поручение и от Оттона III, чьим духовником был долгое время. С тех пор и началось сближение в отношениях Владимира с Германской империей. В 1012 овдовевший Владимир Святославич женился на дочери графа Куно фон Енинген. ее мать Рошлита (Рихлинт) была дочерью кайзера Оттона И. Последняя жена Владимира умерла после 14.08.1018 г.. Молчание летописей об этом браке можно объяснить поздней правкой в ​​византийском православном духе. Кроме того летописное Возведение Владимира за сам конец X- начало XI в. осталось незаконченным. Сближение Владимира с Германской империей и стало, наверное, причиной обострения отношений с Польшей. Эта версия была впервые выдвинута М. Баумгартеном и поддержана В. Королюк, В. Пашуто, М. Свердловым и Л. Войтовичем. А. Назаренко пробовал опровергнуть эту версию, считая, что дочь графа Куно, отождествленного со швабским герцогом Конрадом, должна была стать женой Ярополка Святославича.

Владимир Святославич первым из киевских князей стал чеканить собственные монеты. Плательщик Владимира весил 4,2 г и был равен по стоимости византийской номисми и мусульманском динару. Это была высокохудожественная монета с гербом-тамгой трезубцем, портретом князя и словесной легендой. На обратной стороне было изображение Христа Спасителя. Такими же были и ранние сребреники с легендой «Владимир на столе- а это его серебро». Более поздние сребреники на обороте вместо изображения Христа Спасителя имели только трезубец.

Значительные проблемы были Владимир со своими сыновьями. Воспитанные различными матерями они редко видели и не любили отца. Разосланы по своим уделах еще детьми, они попадали под влияние местных кругов и не очень оглядывались на Киев. Святополк под влиянием тестя готов был с польской помощью выступить против отца. Ярослав в Новгороде отказывался платить дань в Киев. «Надо путь и мосты Мост» — приказал Владимир, но болезнь заставила его отказаться от похода на Новгород. Собранные войска с ростовским князем Борисом, которого отец вызвал в Киев, были посланы против печенегов.

Возможно, что Владимир чувствуя близкую смерть, хотел назначить своим преемником Бориса и надеялся, что тот победой над печенегами завоюет авторитет у жены. 15 июля 1015 великий князь Владимир-Василий Святославич скончался в своей загородной резиденции Берестове. Останки Владимира были ночью тайно перевезены в Киев и захоронены в мраморном саркофаге в построенной им Десятинной церкви. Саркофаг, по свидетельству информатора Титмара Мерзебургского, который находился в Киеве в 1018, было установлено рядом с саркофагом княгини Анны. Гробницы Владимира и Анны были разрушены в 1240 вместе с этим храмом. Канонизация св. Владимира состоялась не позднее XIII в.

До принятия христианства Владимир удерживал многочисленные гаремы. 300 наложниц У него было в Вышгороде, трёхсотый Белгороде, двухсотый Берестове. Но детей от них в расчет не брали. Летописцы фиксировали только «законные браки» князя и детей от них. Вокруг этих многочисленных браков продолжаются дискуссии.

Первой женой, по свидетельству источников, была дочь одного из вождей шведских викингов олова, этот первый «брак» можно датировать зимой 978/979 гг. От этого брака родился старший сын Владимира-Вышеслав. «Сага о Олафа Трюгвассона» вспоминает Аллогия или Аурлогию, язычницу, которая была женой конунга Вальдамар-Владимира, держала половину княжеской дружины, а позже стала христианкой и склонила к мужу. Исследователи саг считали, что Аллогия — это поэтическое сочетание образов св. Ольги и Рогнеды, наиболее известной из жен Владимира дохристианского периода. М. Баумгартен считал, что Аллогия это олова, с чем, наверное, можно согласиться. Г. Глазырина на основании «Саги о Ингвара Путешественника» выдвинула гипноза, первой женой Владимира была дочь шведского конунга Эрика Победоносца, отца Олафа Эриксона и деда Ингигерды, жены Ярослава Владимировича. Согласно рассказу саги дочь конунга Эрика была выдана за «конунга фолька с востока с Гардарики» условно можно датировать периодом между 975-995 гг. И в целом хорошо вписывается историю брака с оловом.

Зимой 980 г.. После получения Полоцка Владимир взял Рогнеду, дочь казнены полоцкого князя Рогволода, «узаконив» таким образом присоединение Полоцкого княжества. Этимология имен «Рогволод- Rongvaldr» и «Рогнеда- Ragnheidr» несомненно скандинавская. Подобные имена встречаются в Оркнейских ярлов и норвежских Инглингах, потомков Харальда Прекрасноволосого. Эпический рассказ о надменную Рогнеду, которая отвергла Владимира как бастарда, также может свидетельствовать о знатности рода Рогволода. Свидетельством связи Рогволода с Оркнейскими ярлами также может быть его согласие с Блудом, который, наверное происходил из «английских» викингов («Blood» — англ. «Кровь»). Неизвестно как и когда появилась в Полоцке эта династия. Скорее всего Двинская (даугавським) отрезком пути «из варяг в греки» и в условиях похожих на появление Рюрика в Ладоге. Попытки выдать Рогволода за славянина беспомощны. Владимир дал Рогнеде славянское имя Горислава. Содержание этого имени совсем не отражает горькой судьбы княгини, его значение: «горы (Пылай) славная». От нее у него было несколько детей (Изяслав, Ярослав, Предслава, Всеволод, Прямыславы, и, возможно, еще одна неизвестная из имени дочь), что довольно необычно для жонолюбивого Владимира. Очевидно, что Владимир любил ее больше других. После принятия христианства Рогнеда отказалась воспользоваться своим правом замужества. Она жила под Киевом с дочерью Предславой в с. Предславине на Лыбеди, а затем выехала со старшим сыном Изяславом в семейную Полоцке землю, которую ему было предоставлено, и стала там монахиней под именем Анастасии. Умерла Рогнеда-Горислава-Анастасия в 1000

С лета 980 г.. Третьей женой Владимира стала вдова Ярополка Святославича. Причины этой связи неясны. Или бастард Владимир таким образом стремился еще больше укрепить свои права, после признания его отцом и так были весомыми, или просто победитель не мог удержаться от соблазна, или вдова Ярополка действительно была такой красивой? Когда от этой связи родился Святополк, противники Владимира говорили, что он «от двою отцу, от Ярополка и от Володимера». Дальнейшая судьба «гречанки» неизвестна. В. Татищев подал ее имя как Предслава. Источник этой информации неизвестное и не известно насколько можно ему доверять.

В ходе кампании 981 г.. Среди женщин Владимира появились две «чехиня»: Мальфрида и Аделя Успех в такой короткий срок такой грандиозной кампании был бы невозможен без союзов с местными племенными князьями. Не только хорватские, но и волынские княжества находились под влиянием Великоморавской государства. В Перемышле, возможно, и правила династия чешского происхождения. Мальфрида, судя по ее скандинавского имени, Кула дочерью Туровского князя, потомком легендарного Тура. Сыном Мальфрида был, похоже, Святослав. Мальфрида умерла в 1002 Аделя, возможно, была дочерью перемишльского князя. Самое сильное из хорватских княжеств с центром в Стольско в 981 г.- было разгромлено, о чем свидетельствует разрушения и упадок этого центра. А земли на Среднем Днестре и Пруте были завоеваны только в 993 г.. Вероятным союзником Владимира в походе 981 г.. Мог быть скорей перемышльский князь. Имя Адель достаточно вероятное для перемышльской княжны, которая действительно могла быть моравского или чешского происхождения. Сыновьями Адели были Мстислав, Станислав и Судислав. Назаренко пробовал доказывать возможность женитьбы Владимира с чешской княжной в конце 970-х годов, связывая такой брак поиском противодействия Ярополк, который искал союза с немцами. Ему справедливо возразил Ю. Карпов, указывая на неестественность династического связи чешского князя-христианина с князем-язычником. Владимир был бастардом, который держал отдаленную от Чехии области Руси, а его возможный успех в борьбе за Киев выглядел слишком призрачно.

В 985 г.. Владимир Святославич очередной мир скрепил «браком» с болгарской княжной. От нее родились Борис и Глеб.

Союз с Византией в 989 г.. Был скреплен браком с принцессой Анной, дочерью императора Романа II (959-963). Анна родилась в 1063 и умерла в 1011р. Правдоподобно от Анны родилась Мария-Добронеге.

Последний вероятный брак Владимира Святославича состоялся в 1012 с родственниками кайзера Оттона, дочерью графа Куно фон Енинген.

Сведения о других возможных детей Святослава, которые якобы выступали противниками Владимира в борьбе за киевский престол в 1000 (Володар- по Никоновской летописи) или в 1008 (Кальдимар- за «Сагой о Бьорна») слишком легендарные.

One thought on “Святой Владимир Великий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *